Портфели «плохих» кредитов обесценились настолько, что банкам выгоднее самим взыскивать задолженность, чем продавать её коллекторам.